Самая странная магия в мире: «Парижские Работы»

«А вы знаете, что ваш Нойбург был любовником Алистера Кроули? — При этих словах Хейма у меня перехватило дыхание. То было имя человека, известного мне лишь по скандальным заголовкам утренних газет. Мне казалось, что судебный процесс, в котором он участвовал, вытащил на белый свет свидетельства величайшей развращенности. И вдруг — Виктор».
Джин Овертон Фуллер (1915-2009), биограф Виктора Нойбурга

paris_blakeУдивительный человек и 73-й величайший британец всех времён по версии BBC, оккультист, чрезвычайно разноплановый писатель и основатель здравствующей и поныне собственной религии под названием Телема, Алистер Кроули прославился многими поступками и высказываниями. За некоторые из них отдельные люди его до сих пор боготворят, за некоторые (чаще всего — те же самые) желают мучительно гнить в аду. Некоторые эпизоды в биографии Кроули заслуживают, однако, особого рассмотрения: не столько потому, что тот придавал им мистический и даже инициатический смысл, сколько из-за их дикого, иррационального безумия, очевидного при взгляде со стороны. Одним из таких эпизодов было гомосексуально-магическое действо, названное позднее «Парижскими работами». В его процессе посредством странных и временами откровенно садомазохистских ритуалов Ученик и Учитель вопрошали богов, проникали в тонкие миры, окружающие видимую вселенную, и вспоминали свои прошлые инкарнации. Главным действующим лицом в данной мистерии был юный ученик Кроули, всерьез озадаченный духовным поиском британский поэт Виктор Нойбург. Их связь, вначале магическая, а затем плотская, стоила Нойбургу огромного количества боли, и, с одной точки зрения — сломала и преждевременно оборвала его жизнь; с другой — стала осью сознания Нойбурга и фактически сотворила его как поэта.
Чтобы осознать многогранную красочность этой истории очень странной магической любви и то, как она изменила жизнь всех действующих лиц, необходимо начать с самого начала и не упускать красноречивых деталей.
Они встретились весной 1906 года, когда Нойбургу было двадцать пять, а Кроули — тридцать два.
Виктор родился в Лондоне в состоятельной буржуазной еврейской семье, члены которой, соответственно, немало раздражали одаренного юношу, проча ему будущее коммерсанта. В 1906 году, неизвестным нам образом убедив родных в полном отсутствии у себя торговой жилки, Нойбург на их же деньги поступил в Колледж Святой Троицы.
Это заведение было также кембриджской альма матер Алистера Кроули. В том же 1906 году кто-то рекомендовал ему Нойбурга как молодого поэта, который мог бы оказаться подходящим кандидатом для вступления в магический орден Кроули A. ‘.A. ‘ . Еще не спустивший тогда свое состояние и пребывавший в расцвете сил маг благожелательно отнесся к рекомендации, так как в одном из изученных им стихотворений Нойбурга усмотрел намек на описание астрального путешествия.
В то время у Виктора были густые вьющиеся каштановые волосы, ярко синие глаза и голова, казавшаяся чересчур большой для его сутулого тела. Маг и студент при встрече произвели друг на друга весьма приятное впечатление.
«Молодой человек был неопрятен, небрежен и легко возбудим, начитан, остроумен и добродушен. Кроме того, он был агностиком, вегетарианцем и мистиком. Едва увидев его, я понял, что у него экстраординарные способности к магии» (Кроули о Нойбурге).
«Он держался с большим достоинством, а в облике его было что-то львиное — и в чертах лица, и в широких бровях. Я подумал: это благородный человек. Уверен, и на вас он произвел бы такое же впечатление» (Нойбург о Кроули).
Кроули не ошибся: У Нойбурга, еще подростком отбросившего иудео-христианскую концепцию единого Бога, к тому времени, действительно, уже был некоторый опыт ясновидения и спиритизма.

paris_guru Необходимо отметить, что в жизнь Кроули Нойбург вошел в тот период, когда Великий Зверь уже решил порвать с первой женой Розой Келли, алкоголизм которой все больше беспокоил его (от выпивки она в 1932 году в итоге и умерла). Освободившись от этой обузы и найдя опекунов для дочери Лолы Зазы, Кроули вернулся в Париж, где погрузился в привычную с юности богемную жизнь, по собственным словам, «предавшись магии, литературе и наслаждениям». Одиночество, впрочем, все же снедало его достаточно сильно, чтобы Кроули обрадовался приезду закончившего колледж Нойбурга.
В то время Виктор был девственником, но Кроули «быстро решил эту проблему» и познакомил Нойбурга со многими женщинами, причем с помощью некоторых он не упустил случая устроить весьма пошлые розыгрыши в духе «ревнивого мужа» и насладиться перепуганным лицом своего «падавана».
Не замедлило себя ждать, впрочем, и реальное обучение: Кроули выдал Нойбургу огромный список книг для чтения (речь, по-видимому, о так называемом A.’. A.’. Reading List, куда кроме трудов самого Кроули входили «1000 и 1 ночь», Льюис Кэрролл, Франсуа Рабле, «Дхаммапада», Апулей, «Веды» и гностические апокрифы). Также теперь каждый вечер проходил в неспешных беседах об устройстве вселенной, проходившие, прямо как на современных московских кухнях, под трубочку с гашишом.

pariscircle

В тот временной отрезок Кроули всячески стремился строить отношения с послушником, исходя из «кодекса чести мага», четыре принципа которого сформулировал прямо в процессе преподавания:
1. Не брать за обучение деньги.
2. Не заявлять ничего, что нельзя тут же доказать, как химик может доказать действие законов своей науки.
3. Утверждать достоинство магии с помощью науки, философии и безупречного литературного стиля.
4. Не пытаться казаться другим лучше, чем ты есть на самом деле.
В представлении Кроули, подготовка настоящего мага, которого он хотел сделать в итоге из Нойбурга, должна была включать и «магическое уединение». С этой целью летом 1909 года Кроули пригласил Нойбурга и еще одного кембриджского студента Кеннета Ворда провести несколько дней у себя — в поместье Болескин на берегу небезызвестного Лох-Несского озера.
По прибытии Нойбург был фактически помещен под арест в свою комнату, где Кроули установил алтарь с волшебным мечом и египетским анкхом, а также нарисовал магический круг на полу.
Следующие десять дней Виктору предстояло посвятить соответствующим упражнениям и вести подробнейший «магический дневник», где фиксировать самые мимолетные психические переживания. Для постороннего наблюдателя это выглядело так: пока Кроули и Ворд бродили по живописным окрестностям, загорали и ловили рыбку, Нойбург скучал взаперти, упражнялся и записывал свои мысли, чаще всего довольно безрадостные.

Время от времени Кроули навещал своего подопечного, справлялся о достижениях — и давал ему «практические задания на выносливость», весьма любопытного толка.
«Кроули, очевидно, гомосексуальный садист. Он с очевидным удовлетворением нанес мне тридцать два удара пучком можжевельника, избив при этом до крови…», — честно записал Виктор свои соображения в дневнике. Прочитав эту запись, Кроули добавил пометку: «Клеветнические наветы на Гуру наказываются в тридцать втором и самом глубоком круге Ада». «Что ж, это весьма незначительная цена, чтобы оплатить изобретение нового порока», — добавил затем свою Нойбург.
Физическими истязаниями преподавание Кроули не ограничивалось. Иногда Виктор подвергался граду антисемитских оскорблений, иногда спал на сплетенной из проволоки кровати без матраса, иногда ему — убежденному вегетарианцу — приходилось целыми днями есть исключительно мясные блюда.
Вдобавок, с целью повышения самоконтроля, Кроули заставил его «наказывать себя» самому — в рамках изобретенного «Гуру» испытания Liber Jugorum: в начале дня Нойбургу давалось ограничение, каждый раз новое, к примеру, не поднимать в течение дня руку к голове, или не произносить слово «Я». Каждый раз, когда Виктор забывался, он должен был резать себе руку лезвием.
Сохранившиеся фотографии его шрамов свидетельствуют, что с контролем у молодого поэта были серьезные трудности.

paris_hand1

paris_hands2

«Мой Гуру невежлив: он является мне во все более чудовищных обличьях. Если меня еще раз оскорбят, я немедленно уезжаю», — писал Виктор. Разумеется, он остался, связь между ним и «гомосексуальным садистом» была слишком патологична и слишком сильна.
После того как Нойбург провел несколько ночей голый, на полу, устланном можжевельником, дрожа от холода и страдая от зуда, он был, наконец, инициирован Кроули в орден A.’. A.’. под девизом Omnia Vincam («Преодолею всё»).
Вскоре после этого, в марте 1907 года, они, наконец, отбросили формальности и стали любовниками. Удивительно, но большинство биографов Кроули, благоговеющих перед его мощной фигурой, предпочитают объяснять его садомазохистскую гомосексуальную связь «педагогическими соображениями» — мол, «маг не столько вожделел молодого поэта, сколько хотел сокрушить его мнимое «я», барьеры ложного чувства собственного достоинства и загородки идеализма. Испытания должны были укрепить его душу и подготовить к магической инициации».
Самый обстоятельный и беспристрастный биограф Кроули Мартин Бут в своей вышедшей в 2000 книге, описывая отношения пары, выглядит просто Капитаном Очевидность, утверждая, что «Кроули нравилось доминировать над Нойбургом и формировать из этого богатого наивного мальчика послушного и готового на все раба…в случае с Виктором Кроули не столько грешил сам, сколько творил из него грешника по своему вкусу, то ли потенциального ясновидящего, то ли мужской эквивалент Багряной Жены».
После краткого «медового месяца» в Париже и обильных возлияний Кроули внезапно заявил, что для дальнейшего обучения им требуются более суровые условия, для чего предложил отправиться в Марокко — через Испанию. Легко представить себе, в каком свете подобное путешествие виделось все еще совершенно книжному юноше, пусть и с готовностью отвечавшим Кроули недюжинным мазохизмом.
Увенчались странствия этой странной пары тем, что в 1909 году, в алжирской пустыне Кроули и Нойбург провели одну из самых впечатляющих совместных магических работ, отчет о которой получил название «Видение и Голос» — это было ставшее ключом к Телеме исследование духовных миров, открытых елизаветинским магом Джоном Ди.
Во время африканского путешествия Нойбург принес Кроули клятву святого повиновения, значившую, что он готов продолжать обучение как «чела» (ученик) под руководством Кроули. Это произошло на пароме, шедшем из Танжера в Гибралтар. Клятву верности Кроули заставил Виктора дать, после того как тот, стесняясь чужих взглядов, отказался выполнять йогические упражнения прямо на палубе.
Хотя история, связанная с «Видением и Голосом» заслуживает отдельного повествования (к примеру, в ее процессе Кроули «превратил однажды Виктора в верблюда», что бы это ни значило), нас, однако, интересует высший пик сотрудничества Кроули и Нойбурга, ставший надгробным камнем их отношениям — «Парижские работы».
Кинув последний взгляд, на тот паром под палящим солнцем, прокрутим пленку на четыре года вперед. В сентябре 1913 года вышел десятый и последний выпуск первого тома «The Equinox», оккультного альманаха, который Кроули издавал с 1909 года. На полную публикацию следующих томов у него так никогда и не хватило денег (копий «Эквинокса» номер два не сохранилось, третий и четвертый тома были переизданы последователями Кроули лишь после его смерти).
Символически закруглив таким образом этот этап своей жизни, Кроули решил, что отныне ему необходимо уделять больше внимания своему собственному развитию в сфере магии, в особенности практике магии сексуальной. Всесторонне обдумав то, что он намеревался сделать, Кроули отправился в Париж и оттуда пригласил Нойбурга присоединиться к нему для некоего глобального ритуала.

pariskills«Парижские работы» стартовали 31 декабря 1913 года и продолжались непрерывно в течение шести недель. «Мы вызвали богов Меркурия и Юпитера и достигли многих поразительных результатов самого разнообразного свойства, начиная от духовного просветления и заканчивая физическими явлениями», — кратко резюмировал Кроули в автобиографии.
Подобное скупое описание не отражает, разумеется, что происходило в Париже на самом деле. 5 января, к примеру, в ходе ритуала использовалось декламировавшееся на латыни следующее «воззвание к Юпитеру»:
Так бард очищает мальчика пенящейся спермой.
А другой в его оргазме получает лишь воду.
O, Всемогущий Юпитер, царь людей и богов.
Обрызгай, молю, золотыми дарами своих преданных слуг.
или:
Вот! Сейчас в храме царит мистическая радость Иакха.
Святой голубь кружит вблизи святыни твоей,
Пока меж ягодицами юноши жрец правит жезлом своим;
Все произошло; о, святой голубь, явись!
или:
Член передает грубое семя нежному юноше.
Радуясь увиденному, Приап появляется сам.
Радуясь, слушает нас: пусть наши члены всегда будут
Выбрасывать семя из своего жесткого розоватого зева
Подобные латинские гекзаметры, которые декламировались в момент оргазма, по словам Кроули, «были взяты из подлинного латинского источника (на самом деле их сочинил Уолтер Дюранти, корреспондент New York Times, — А.Т.), а не придуманы им. Цель повторения состояла в том, чтобы в этот важный момент воля или дух обоих партнеров концентрировались на Боге. В целом данный акт выполнялся скорее с религиозной, чем сексуальной целью».
И Кроули, и Нойбург считали «Парижские работы» высоким достижением своей магической деятельности. Труды представляли собой совокупность двадцати четырёх воззваний к Меркурию и Юпитеру, при помощи которых Кроули стремился приобрести власть верховного жреца, а также банально повысить свое благосостояние. Оба мага по очереди впадали в транс и вещали от имени различных божеств, иногда весьма странные вещи, наподобие «ты нуждаешься в преданности четырех мужчин с различными дефектами» или «Главный Ритуал должен состоять в жертвоприношении добровольной жертвы, предпочтительно девушки, чьи части следует предложить заинтересованным Божествам».
Половой акт в использовавшейся магами символике считался жертвоприношением, пенис при этом именовался жезлом. Грудь Нойбурга в процессе некоторых ритуалов символически пронзали.
«Парижские работы», помимо секса, разумеется, включали в себя церемониальный прием разнообразных наркотиков. Под их воздействием Кроули пережил несколько видений, которые впоследствии записал. Он видел Меркурия, мерцающего золотом на фоне искр и вспышек света; слышал звон астральных колокольчиков; сам бог по-французски поцеловал Кроули в губы, и, как пишет Кроули, «его язык, похожий на язык змеи, обежал весь мой мозг, превратив мой череп в светящийся, прозрачный, фосфоресцирующий шар»; световой меч появился на фантастическом небосклоне, цвета которого смешались как будто во время какого-то невообразимого заката.
Помимо этого, Кроули переживал фрагменты своих предыдущих жизней, в одной из которых он был храмовой проституткой по имени не то Астарта не то Эйя, жившей не то на Сицилии не то на Крите в античные времена.
Кроули увидел также следующий сгенерированный подсознанием мультфильм, аллегорически показавший их отношения с Нойбургом, по результатам которого, руководствуясь иными мотивациями, он, однако, сделал совершенно верные выводы:
В храме был черный мраморный пол, колонны и зеркала, среди которых она порхала. Вошёл Виктор. В том воплощении он был красивым юношей с густой золотистой бородой, и его звали Мардокл. Кандидату необходимо было пройти испытание искушением; он должен оставаться холодным и неподвижным или хватать и насиловать её, как бы сильно она не сопротивлялась. Если кандидату не удавалось сделать ни то, ни другое, его наказывали кастрацией или смертью. Мардокл не мог оставаться безразличным, но, борясь с девушкой, не хотел быть грубым, и по своей доброте пощадил её, так что наказание должно было стать расплатой.
Поскольку его отец был очень богатым торговцем зерна, на наказании не настаивали. Он был просто изгнан из храма, и Эйя вместе с ним. Совсем ещё молодой человек 24-25 лет, он был зол на Эйю за то, что она расстроила его карьеру, и понимал, что и сам погубил будущее девушки. Без гроша в кармане они отправились в город, где их ожидали дальнейшие злоключения.
Закончив пересказ видения, Кроули сказал Виктору: «Я ведь всегда приношу тебе несчастье, тебе всегда приходится жертвовать всем ради моей любви. Ты не хочешь этого, вот почему мы оба зашли в тупик. Если бы только я мог оставить тебя, или ты — полюбить меня. Но, скорее всего, этого не будет никогда».

parisneuburgИногда в промежутках между ритуалами Нойбург и Кроули обсуждали результаты своей деятельности и зачастую приходили к выводу, что приводят в действие такие силы, которые могут оказаться неподконтрольными им. Церемонии, тем не менее, продолжались.
Шесть недель спустя, в четверг, 12 февраля 1914 года, в 19.00, после завершения всех работ, Виктор проделал предсказание Телемы, то есть открыл книгу Кроули наугад и ткнул в нее пальцем, не глядя, попав в строку «Я есть ты, и Колонна установлена в Пустоте». Как писала Джин Овертон Фуллер, «так закончилось то, что наверняка было одним из самых странных религиозных ритуалов в истории».
«Парижские работы» принесли не только магические, но и практические результаты (большая часть полученных от вызываемых сущностей «пророчеств», однако, не сбылась). Общественное и экономическое положение Кроули на некоторое время укрепилось, а Нойбург и вовсе стал регулярно получать деньги в виде стипендии от своих родных.
После «Парижских работ» Кроули стал считать себя экспертом в вопросах сексуальной магии и зафиксировал все касающиеся данной темы соображения в пяти документах, предназначенных для чтения только самыми продвинутыми членами другого его ордена, Оrdo Тempli Оrientis (Как и A.’. A.’. он существует по сей день). В этих бумагах заявлялось о несостоятельности всех традиционных религий, а наивысшим божеством провозглашалось солнце, чьим представителем на земле якобы является единственный в своём роде даритель жизни, пенис.
«Парижские работы», несомненно, заложили основу всей оставшейся жизни Кроули, но в то же время они однозначно положили конец отношениям Кроули и Виктора. Когда магические операции были завершены, Нойбург отдалился от Кроули и вернулся в Лондон. Главной причиной его злости на Учителя состояла в том, что Нойбург, глядя на неразборчивость Кроули в связях, осознал, что, в общем-то, был для него немногим более, чем временным компаньоном. Фактически, их связь закончилась как ссора двух любовников.
В 1912 году между ними пролегла темная тень: Кроули нашел девушку для участия в своих театрально-магических представлениях, Джоан Хейс, невысокую, гибкую, невероятно красивую, с копной длинных черных волос. Она не интересовалась магией и отказалась стать любовницей Кроули, но согласилась — Нойбурга. Кроули умолял его бросить девушку, утверждая, что она является энергетическим вампиром по отношению к нему. В итоге Джоан вышла замуж за друга Нойбурга, а через полгода рассталась с ним и пустила себе пулю в сердце. Нойбург до самой смерти был убежден, что ее самоубийство стало результатом чар Кроули — а тот не только не отрицал этого, но и включил этот случай в свою книгу как пример «магического убийства».

parisvic

Осенью 1914 года Нойбург встретился с Кроули и сообщил ему, что больше не может участвовать в его магической деятельности. Когда он отрекся от всех тех обетов, которые дал, Кроули призвал на его голову проклятья, сулившие Нойбургу смерть от самых ужасных болезней. Для Виктора это было ударом, он не мог поверить в такое поведение человека, с которым столько всего вместе пережил. Кроули же записал в своём дневнике лаконичное: «Он покинул меня… ».
Следующие два года Виктор Нойбург, сражаясь с нервным расстройством, прожил затворником в доме своей матери в Сассексе. К 1916 году он оправился настолько, чтобы завербоваться в британскую армию и почти сразу же быть демобилизованным по состоянию здоровья.. В 1921 году Нойбург женился и основал маленькое издательство. Еще через три года у него родился сын.
Дальнейшая судьба Виктора представляется весьма печальной. В 1933 году, работая литературным редактором London Sunday Referee, он открыл миру великого поэта Дилана Томаса, однако его собственная поэтическая карьера после расставания с Кроули была явно закончена.
Нойбург до конца своих дней боялся Кроули, который мерещился ему повсюду и угрожал. В реальности Кроули «навестил» Нойбурга еще лишь однажды, в конце 1920-х годов. Ему открыла дверь жена Виктора, которая рассказала, что располневший и подсевший к тому времени на героин маг колотил палкой по порогу и требовал позвать хозяина. Нойбург в то время гулял с собакой и счастливо избежал встречи (по другой версии — отсиживался в своей комнате, умирая со страху).
В последний раз Виктор Нойбург и Алистер Кроули, вероятно, столкнулись в маленьком магазинчике оккультных товаров напротив Британского Музея в Лондоне. Они стояли рядом, но Кроули не заметил Нойбурга, который смертельно побледнел и немедленно вышел из магазина. Нет, впрочем, повода считать этот эпизод (как и «визит с палкой») чем-то кроме порождения параноидальной фантазии Виктора.
Нойбург умер от хронического туберкулёза 31 мая 1940 года на Баундери-роуд, 84, в Лондоне. Ему было пятьдесят семь лет. Кто-то говорил, что его удручающее физическое состояние было результатом «обучения» Кроули, приема наркотиков и холодных ночей в алжирской пустыне. Некоторые утверждали, что смерть Виктора это прямой результат наложенного в 1914 году проклятия. В одном они сходились определенно — прямо или косвенно, Кроули убил Виктора Нойбурга.

paris_aemeth Была ли это смерть от столь странной громадной любви, что никто из двоих не смог ее понять и вместить в себя? Есть масса свидетельств, что по мере того как уходили годы, Нойбург все больше впадал в отчаяние: он отлично осознавал, что вся его жизнь не стоит и дня из шести лет, прошедших бок о бок с пожелавшим ему сдохнуть загадочным и ужасающим Алистером Кроули.

Share: